trip2geo
Истории | 19.11.2020

Эпидемии и расовые предрассудки

Эпидемии и расовые предрассудки
В январе 1900 года до Гавайев добрался один из самых страшных врагов рода человеческого - бубонная чума.

Гавайские острова были аннексированы Соединенными Штатами Америки на стыке 19 и 20 веков. Однако чужаки прочно обосновались в этом тропическом раю приблизительно за столетие до этого. Путешественники, миссионеры и искатели приключений заносили сюда оспу и корь. Американские колонисты свергли местного правителя, усеяли Гавайи сахарными плантациями и завезли тысячи азиатов для работы на них. А в январе 1900 года до Гонолулу добрался один из самых страшных врагов рода человеческого - бубонная чума.

Гибель чайнатауна Гонолулу

В конце 19 века чума свирепствовала в Индии, Китае и Юго-Восточной Азии. Так как многие торговые пути из Азии в США проходили в то время через Гавайский архипелаг, корабли, заходившие в Гонолулу, подвергались тщательному досмотру. В июне 1899 года в гавань вошло японское судно «Ниппон Мару», на борту которого находился скончавшийся в пути пассажир. Судовой врач диагностировал у него уремию, однако трое специалистов управления здравоохранения Гонолулу, осмотрев труп, заподозрили бубонную чуму. Корабль стал на карантин, но крысы, переносчики болезни, смогли проникнуть на берег. Они поселились в ближайшем к порту городском районе - чайнатауне.

В то время было известно, что если в каком-то месте начинают массово гибнуть крысы, то очень скоро за ними последуют и люди. В последние десятилетия 19 века Александр Йерсен и Китасато Сибасабуро уже установили возбудитель болезни и разрабатывали противочумную сыворотку, но метод передачи инфекции был понятен не до конца. Несмотря на то, что связь между гибелью грызунов и людей была обнаружена несколько столетий назад, ведущие ученые того времени полагали, что и те и другие подхватывают бактерии в пище или вдыхая пыль, в которой живут микробы. Французский ученый Поль-Луи Симон в 1898 году продемонстрировал, что заражение происходит в результате укусов блох, живущих на крысах, однако медицинское сообщество ещё очень долго не воспринимало эти наблюдения всерьез.
Считалось, что чума - это прямое следствие нечистоплотности и грязи, с которыми в тех же США ассоциировались иммигранты из Азии. Места компактного проживания этих людей именовались чайнатаунами. Такие районы были в том числе в Гонолулу и Сан-Франциско. Они были ужасно перенаселены и неопрятны. По их узким улочкам, заваленным мусором, текли зловонные сточные воды. Это более чем объяснимо, так как небогатые иммигранты обживали заброшенные кварталы, которые не обслуживались ни муниципалитетами, ни государством. Белые американцы презирали азиатов и были совершенно не против того, что те сконцентрированы в пределах собственного, пусть и очень грязного мирка. Кроме того, среди первых бытовало убеждение, что бубонная чума обходит белых людей стороной - из-за генетического превосходства, хорошего питания и умения соблюдать гигиену. Когда в чайнатауне Гонолулу стали умирать китайцы, местная жительница европейского происхождения написала своим друзьям, что не боится заболеть, так как чума «редко заражает чистых белых людей».

В первые недели 1900 года смертность от чумы в китайском квартале резко увеличилась, и власти объявили в нем карантин. Весьма характерно, что ограничения не коснулись близлежащих предприятий и домов, принадлежащих белым. В чайнатаун стали ежедневно наведываться медики в сопровождении полицейских. Они выявляли строения, в которых жили жертвы болезни, после чего сжигали их - огонь считался самым надежным способом уничтожения бактерий чумы. Трупы скончавшихся кремировались, и это вызывало протест китайцев, многие из которых отправляли останки своих умерших на историческую родину для захоронения рядом с предками. Людей, живших в сжигаемых зданиях, переселяли в карантинные лагеря. Здесь их по прибытии раздевали и опрыскивали дезинфицирующими средствами под бдительными взглядами белых полицейских. Можно только представить, насколько унизительной казалась эта процедура традиционно стыдливым китаянкам. 

Утром 20 января 1900 года борцы с эпидемией подожгли два здания, находившиеся рядом со знаменитой ныне церковью Каумакапили. Легкий бриз дул в сторону от объекта религиозного назначения, и ничто не предвещало беды. Неожиданно ветер усилился и сменил направление. Мощные порывы разнесли пламя по всей округе. Пожарные изо всех сил пытались потушить огонь, но вскоре поняли, что пришла пора уносить ноги из горящего чайнатауна. За ними ринулись тысячи китайцев, неся на руках детей и немногочисленные пожитки. Однако на границе квартала их встретили белые жители Гонолулу, вооруженные топорами, бейсбольными битами и кольями. Они не пустили погорельцев в свою часть города, опасаясь, что те принесут туда бубонную чуму. Пожар в чайнатауне продолжался семнадцать дней, уничтожив в конечном итоге около 4000 строений.

Сан-Франциско

Несколько недель спустя чума добралась до Сан-Франциско. Первой её жертвой стал Вон Чат Кинь, рабочий лесопилки, на которой местные жители покупали старые бревна для ремонта своих непритязательных жилищ. Население чайнатауна обитало в кишащих крысами подвалах домов, куда грызуны легко пробирались через канализацию, в том числе из находившегося поблизости порта. Китайцы, в подавляющем большинстве мужчины, работали на горнодобывающих предприятиях и на строительстве железных дорог. Они регулярно сталкивались с насилием и расизмом со стороны белого населения. Американские рабочие считали, что «кули» отбирают у них работу и сбивают цены на рынке труда. Более состоятельные граждане были убеждены, что азиаты распространяют болезни, не способны принять западную культуру и их среда является рассадником преступности и порока. Эти предрассудки нашли отражение даже в американском законодательстве. Широко известен «Акт об исключении китайцев» 1882 года, изданный Конгрессом и запрещавший иммиграцию из Китая. 

После того как в чайнатауне было зарегистрировано ещё несколько случаев заболевания чумой, власти ввели в нём карантин. Врачи в сопровождении вооруженных полицейских стали ходить по домам, выявляя заболевших. Последние, видимо, особо не церемонились с азиатами - в соответствующие инстанции посыпались жалобы на вторжение в частную жизнь, кражи и даже изнасилования. Китайцы часто скрывали больных, опасаясь потери имущества, переселения или депортации. Так как квартал был расположен в районе города, весьма перспективном с точки зрения застройки и развития, тут же активизировались дельцы и политики. В местных газетах стали появляться статьи, в которых декларировалось, что «единственный способ избавиться от угрозы чумы - это стереть чайнатаун с лица земли, очистить от него Сан-Франциско, предав пламени».
Чума не уходила из калифорнийского города четыре года. Ответственные лица то активно брались за решение проблемы, то отрицали присутствие болезни в Сан-Франциско. Ожесточенные споры шли в медицинском сообществе. Была создана прививка, испытания которой прошли не самым удачным образом. Газеты увеличивали тиражи посредством броских, нетерпимых к обитателям чайнатауна заголовков и передовиц. Время от времени вводился карантин и устраивались подомовые обходы. Все четыре года власти не исключали решения вопроса посредством сожжения китайского квартала. В общей сложности в Сан-Франциско официально было подтверждено 119 случаев заболевания чумой, однако реальное количество наверняка было многократно выше. Болезнь ненадолго вернулась в город после землетрясения 1906 года, но на этот раз в чайнатауне не было зафиксировано ни одной смерти. Вспышка была быстро локализована благодаря общегородским мероприятиям по истреблению крыс.

Расовые предрассудки в 21 веке 

Описанные выше события происходили на рубеже 20 века - в эпоху, когда сошлись вместе стремительный научный прогресс и застарелые предрассудки, закрепленные даже в законах США. Однако со временем стало понятно, что бороться нужно с крысами, а не с людьми, принадлежащими к той или иной расе. Тем удивительнее, что рецидивы расовой предвзятости проявляют себя и в наше время, уже в 21 веке. Речь, естественно, идёт о пандемии COVID-19, начавшейся на территории Китая. После того как СМИ накалили истерию вокруг неё до совершенно несуразных масштабов, со всего мира стали поступать сообщения о ксенофобских настроениях, дискриминации и даже насилии в отношении людей с выраженной азиатской внешностью. 

Правозащитники в США, запустившие приложение по приему сообщений о случаях проявления нетерпимости, только за первую неделю его работы получили более 1200 жалоб на словесное и физическое насилие. В австралийском Сиднее никто из прохожих не подошел к человеку, которому стало плохо с сердцем рядом с китайским кварталом. Люди боялись заразиться коронавирусом, а несчастный, у которого не было никакого COVID-19, скончался. Совершенно дикий случай произошел в Техасе, где вооруженный ножом мужчина набросился на азиатку с двумя маленькими детьми по той причине, что заподозрил их в распространении коронавируса. Очень неприятно осознавать, что все это происходит спустя 120 лет после эпидемий в Гонолулу и Сан-Франциско, когда уже нет никаких сомнений в том, что для бактерий и вирусов все люди одинаковы. Микробы не различают нас по цвету кожи, расе или национальности. Наша сила - в единстве, в способности быть человеком, жить в мире и помогать друг другу. Ни в коем случае нельзя забывать об этом даже в самые трудные времена, когда очень хочется найти виноватых в своих бедах и проблемах.

Поделитесь с друзьями