trip2geo
Истории | 10.02.2021

Страсбургская резня, или почему евреи не отмечают День Святого Валентина 14 февраля

14 февраля - День Святого Валентина празднуют влюбленные во всем мире, за исключением Израиля. У евреев с этой датой связана другая, совсем не романтическая история. Для еврейского населений 14 февраля вошел в историю как Страсбургский погром, или Страсбургская резня.

14 февраля 1349 в городе Страсбург было заживо сожжено несколько сотен евреев - жителей страсбургской еврейской общины, сотни были изгнаны из города, часть - насильственно крещена, молодые женщины подвержены массовым изнасилованиям. Сам акт сожжения - результат шестидневных еврейских погромов, происходивших в городе является лишь одним из эпизодов преследования евреев на территории Священной Римской Империи в период всего периода Средневековья.

Предпосылки Страсбургского погрома

Катализатором агрессии формально явилось обвинение евреев в распространении чумы, путем отравления воды в колодцах, однако, очевидно, что и многовековая пропаганда традиционного народного антисемитизма, построенного на католической средневековой традиции обвинения евреев в предательстве Христа сыграла важную роль в развязывании конфликта. Также, стоит отметить, что страсбургская еврейская община активно вела торговлю и кредитование как в городе, так и во всем регионе Рейна, поэтому избавление от евреев стало для многих еще и выгодным избавлением от долгов. 

Отношение к евреям на территории католических стран на протяжении всего периода сосуществования христианства и иудаизма на одной территории никогда не отличалось ни гуманизмом, ни, даже уважением. Церковь открыто обвиняла евреев и в самом факте предательства Иисуса Христа и в непризнании Христа мессией. Тем не менее, в отличие от распространенного мнения о призывах церкви к массовому убийству евреев, это, скорее единичные частные случаи. Отношение средневековой церкви к евреям было в основном унижающим. По мнению церкви, евреи должны были вечно страдать и испытывать лишения, искупая, тем самым, свою вину, но в то же время, католики осознавали, что христианство - в какой-то мере наследник иудаизма, ведь Ветхий Завет - это еврейский Танах, христиане не могли исключать тот факт, что евреи считались богоизбранным народом, поэтому откровенного посыла уничтожать еврейское население церковь высказать не решалась. Что совершенно не мешало ей при этом смотреть сквозь пальцы на грабежи и избиения евреев в европейских городах. Массовые убийства евреев, совершаемые, как правило, толпами малообразованных маргинальных горожан церковь впоследствии осуждала, но не предпринимала ни реальных попыток защитить еврейское население, ни, даже, наказать погромщиков.

Формально евреев защищал город, то есть городской совет. Евреи Страсбурга, например, имели официальный договор с советом, по которому последний должен был обеспечивать евреям защиту. И подобная практика существовала во-многих городах Европы того времени. Члены совета соглашались на это не просто так. Во-первых, евреи оплачивали свою безопасность, а во-вторых, присутствие в городе еврейской общины играло важную роль как в городской торговле, так и в финансовой сфере в целом. Изгнание, либо уничтожение общины существенно ослабляло мощь города, что в условиях жесткой межгородской конкуренции могло иметь печальные экономические последствия уже для всех торговцев и банкиров, а не только для евреев. Поэтому, с точки зрения совета, который в отличие от церкви и от необразованных набожно-радикальных горожан, преследовал, в первую очередь, прагматичные цели, евреи составляли важную часть благополучия города. Но у совета не было никакой возможности противостоять большим разъяренным толпам бунтовщиков. Основу военной силы города 14 века составляло городское ополчение, которое собиралось в период военных действий, а в мирное время совет довольствовался небольшим количеством стражников, которые обеспечивали правопорядок. Все же, первоначально, совет пытался выполнить свои обязательства, оцепив еврейский квартал вооруженной охраной, чтобы не дать погромщикам проникнуть внутрь.

Чувствуя нарастающие антисемитские настроения, совет пытался уменьшить градус напряженности. Церковь выпустила постановление проповедовать против тех, кто обвиняет евреев в отравлении колодцев, называя обвинителей "соблазненными дьяволом". Насколько исполнялось это предписание нам доподлинно неизвестно, но нам точно известно, что результатов в итоге постановление никаких не дало. Совет, со своей стороны, инициировал ряд судебных процессов по делу о колодцах над отдельными евреями, подвергнув их пыткам во время допросов. Евреи не признавали себя виновными и совет, таким образом, пытался наглядно продемонстрировать, что евреи не совершали того, в чем их обвиняют. Но и это не дало требуемого эффекта.

Исторический контекст Страсбургского погрома

Страсбургская резня стала результатом восстания гильдий города, произошедшего пятью дням ранее. В результате восстания прежние члены городского совета были смещены, а на их место пришли более радикально антисемитски настроенные активисты, аристократические семьи, контролировавшие совет до восстания, утратили свое влияние. Таким образом, новый совет не посчитал себя обязанным выполнять обязательства по защите евреев в критический период. Таким образом, на место заинтересованных в развитии города и сотрудничестве с еврейской общиной членов совета, пришли новые антисемитски настроенные представители погромщиков, которые и дали отмашку началу погромов.

Итоги Страсбургского погрома

Фактически, еврейская община Страсбурга перестала существовать, выжили и остались в городе единицы, остальные же были убиты или изгнаны. Имущество общины было поделено пополам, половину подарили церкви, половину погромщики присвоили себе. С точки зрения количества убитых, погром в Страсбурге не стал самым крупным, но евреи помнят об этой дате потому, что история об этом погроме передавалась из поколения в поколение и стала символов радикальной жестокости, осуществляемой при молчаливом одобрении власть имущих. Страсбургская резня стала символов череды кровавых погромов в европейских городах, не прекращавшихся вплоть до двадцатого века.

Поделитесь с друзьями